Сталинградский Азазель

В Волгоградской области располагался уникальный интернат, в котором из беспризорников лепили гениев.

В первом и самом, пожалуй, знаменитом романе Бориса Акунина «Азазель» юный Фандорин сталкивается с предприимчивой английской старушкой леди Эстер, основательницей экстерната, выпускники которого становились гениальными дипломатами, врачами, шпионами… В этих детях, круглых сиротах, педагоги умели распознать особый дар, присущий только этому ребенку, и развить его до совершенства.

Оказалось, выдуманная история имеет под собой вполне реальное основание. Заведение, словно сошедшее со страниц романа, обнаружилось в Михайловском районе, в местечке Отрадное. Правда, узнать в нем некогда гремевший на весь Советский Союз интернат имени Крупской нынче довольно сложно: учителя и ученики навсегда покинули его в 1989 году…

 Гении из чащи

 – Школ, подобных Михайловскому интернату имени Крупской, в Советском Союзе можно было пересчитать по пальцам одной руки, – вспоминает экс-директор образовательного учреждения Михаил Макаров. – Сюда привозили одаренных детей-сирот со всей огромной страны и делали из них, без преувеличения, гениев.

Выпускники интерната имени Крупской становились выдающимися личностями. Известные ученые с мировыми именами, создатели целых научных школ провели здесь свое детство. И детство это, по задумке создателей уникальной школы, должно было стать счастливым.

– Школьный городок располагался в 15 километрах от Михайловки в живописном месте, можно сказать, прямо посреди леса, – вспоминает Михаил Макаров. – Деревья с густым подлеском подступали к самим строениям. Все корпуса интерната были выстроены в едином архитектурном стиле – они и сегодня представляют историческую ценность. В комплекс зданий входили семь спальных корпусов, школа и административное здание. Здесь были сквер с фонтаном, большой парк, клуб-столовая, даже летний кинотеатр! Чистейшее озеро Глубокое с бетонным причалом подковой огибало школу. В школьном поселке была своя электроподстанция и водонапорная башня. Словом, это была абсолютно автономная, четко спланированная территория, спрятанная в лесной чаще. Люди, попадавшие сюда впервые, замирали в восхищении…

И было от чего – даже глубокой осенью эти места необыкновенно красивы, а весной и летом лес и луга завораживали сочной зеленью и разноцветьем.

Сегодня в опустевших широких коридорах вместо детского смеха и школьных звонков стонет ветер, а покореженные окна царапают ветки деревьев. Внутри зданий – обломки мебели, в спальнях вдоль стен – детская обувь. Повсюду разбросана одежда, школьные принадлежности, книги… Такое впечатление, что маленькие хозяева интерната покидали его на месяц-два, в абсолютной уверенности, что вот-вот сюда вернутся. Впрочем, так оно, вероятно, и было. Больше 20 лет назад интернат имени Крупской был закрыт на ремонт, но уже через год стало понятно, что его не откроют больше никогда…

Педагоги были новаторами

 

 Первый звонок для воспитанников интерната прозвенел 15 января 1961 года. В этот день порог школы переступила одна-единственная ученица – семиклассница Надя Паршина. Девочку сразу же отвели в спальню и снабдили новым гардеробом: платья, передники, чулки, туфли. Сотрудники интерната, принимая свою первую воспитанницу, то и дело бегали на склад за новыми нарядами и советовали, что с чем носить. А потом в интернатский городок хлынули школьники: четыре сотни человек со всей страны. В основном – дети из неблагополучных семей, хулиганы и беспризорники, в которых педагоги обнаружили искру таланта. Из них «лепили» настоящих гениев. Как уже было сказано, школа выпускала детей с высочайшим уровнем знаний, которые в будущем становились выдающимися инженерами, педагогами, врачами, военными. Многие стали руководителями предприятий и организаций, отмечены правительственными наградами.

Педагоги в интернате были, без преувеличения, новаторами. Все как у Акунина – сначала присматривались к детям и исподволь давали им разные несложные задания, с помощью которых выявляли тот или иной дар. Затем дети делились группы не по возрастному, а по профильному принципу: рационалисты, артисты, умельцы, лидеры, спортсмены и так далее. Большое внимание уделялось внеклассной работе и хобби: шитью, пению, шахматам. Дети сами убирали свои комнаты и участки сада и соревновались классами за чистоту и порядок.

 

Интернат мог похвастаться невиданным по тем временам техническим оснащением: оборудованный новейшей аппаратурой кабинет физики, химическая лаборатория, радиоузел и киноустановка, спортивный зал и учебные мастерские. В библиотеке, кроме учебников, насчитывалось более семи тысяч книг.

 От величия к разрухе

 Детей с самого начала заселили в двухэтажные комфортабельные корпуса, а вот педагогическому составу первое время приходилось несладко. Когда школа начала работать, к учительским домам только подводили траншеи под коммуникации. Температура в домах не поднималась выше 10 градусов, и, чтобы не замерзнуть, учителя спали в лыжных костюмах.

– Мы выполняли самую разную работу: носили кровати, столы, стулья, тумбочки, сшили 600 комплектов постельного белья. Но особенно мне запомнилась заготовка квашеной капусты. Мы надевали высокие резиновые сапоги, залезали в огромный чан и утаптывали капусту, – смеется учитель иностранного языка Елизавета Дегтярева.

Развал Союза не мог не сказаться на судьбе этого уникального уголка. Ремонт, начавшийся с системы водоснабжения, так и не закончился. Здания ветшали, поселок несколько раз пытались разграбить. Однако здравомыслящие люди понимали, что бросить интернат на произвол судьбы – кощунство. Школе неоднократно пытались дать вторую жизнь. В начале нулевых комплекс зданий приобрела коммерческая организация, которая пыталась перепрофилировать интернат в санаторий-профилакторий «Лазурный». Однако дело не пошло, и школа вернулась в собственность администрации Михайловского района. Чиновники не теряли надежды найти инвесторов, и в 2008 году их усилия увенчались успехом – интернат обрел нового хозяина в лице строительной организации, которая намеревалась построить на его базе дом отдыха, лечебное учреждение или спортивную школу. Однако грянул очередной кризис и дальше намерений дело не пошло.

Но даже в полуразрушенном виде интернат остается центром притяжения для молодежи: культовым местом его сделали фотографы и сталкеры, выкладывающие фотографии живописных развалин в Интернет. И кто знает, быть может, именно эти снимки и рассказы об удивительной школе вдохновили Бориса Акунина на создание знаменитого «Азазеля», прототипом которого стал Сталинградский интернат имени Крупской…

Справка «ВП»

 

 Школьный городок интерната располагался в пойме реки Медведицы, в 800 метрах от воды и занимал площадь около 100 тыс. кв. метров. Поселок состоял из семи в прошлом жилых двухэтажных зданий, двухэтажного клуба на 400 мест, административно-хозяйственного корпуса, здания школы, гаража-мастерской, котельной, бани-прачечной, электростанции, водонапорной башни. Территория была окружена сквером с фонтанами, садом, площадкой под летний кинотеатр и стадионом.

 Лицеи для одаренных школьников

 Идею возродить образовательные учреждения, подобные Михайловскому интернату, обсуждают на федеральном уровне. Так, по мнению члена общественного совета при Минобрнауки, питерского педагога Сергея Рукшина, такие лицеи должны появиться в каждом федеральном округе. Учитель в обычной школе, считает Рукшин, дает общее образование, которое не связано с индивидуальной траекторией способного и мотивированного ребенка. Да и педагогов, способных учить одаренных детей, очень мало. Еще в 2008 году Рукшин обратился к президенту с предложением создать сеть таких школ. Предложение было поддержано на всех уровнях, одобрено Госсоветом, однако не было выполнено до конца. Сегодня в итоге создан только один президентский лицей – он появился на базе известной физико-математической школы № 239 в Санкт-Петербурге. Кроме этого, в стране работают четыре специализированных учебно-научных центра (СУНЦ) при Московском, Санкт-Петербургском, Новосибирском и Уральском госуниверситетах.

Фото vpravda.ru

 

Лилия Кантур